17.12.2018 21:19

Константин Черепков: Если бы зрителю нужно было развитие, рейтинги музыкальных каналов были бы гораздо ниже

21:23 31 августа 2009

Константин Черепков: Если бы зрителю нужно было развитие, рейтинги музыкальных каналов были бы гораздо ниже

Известный клипмейкер Константин Черепков в гостях у Олега Битова и Екатерины Марковой в прямом эфире на радио МАЯК.

БИТОВ: Наш гость сегодня – режиссер, клипмейкер Константин Черепков. Привет, Костя.

ЧЕРЕПКОВ: Добрый вечер.

МАРКОВА: Здравствуйте.

БИТОВ: А мы поговорим сегодня о музыкальном видео, и вообще об искусстве снимать что-либо, потому что Константин занимается своим делом достаточно давно… Но давай все по порядку. Во-первых, давай для тех, кто не знаком с тобой и с твоими работами скажем, что ты – не последний человек в этом мире. И что ты сделал? И с кем работал?

ЧЕРЕПКОВ: Ну, наверное, стоит говорить не о том, что сделал, а с кем работал. Это будет правильно, так как людям сразу станет понятен формат аудитории. Работал практически со всеми топовыми артистами нашей страны, и что важно, с молодыми топовыми артистами, это и Тимати, это и Сергей Лазарев, это и Влад Топалов, можно продолжать, на самом деле, до бесконечности. Всех, бывает, и не упомнишь. Я тут на днях подумал, сколько я видео снял, - не помню.

БИТОВ: Нет такой статистики, не ведешь?

ЧЕРЕПКОВ: Не помню. После двадцати сбился.

БИТОВ: То есть сначала все-таки считал?

ЧЕРЕПКОВ: Да, безусловно.

БИТОВ: У нас есть звонок от Сергея из Москвы. Сергей, добрый вечер.

СЕРГЕЙ: Добрый вечер. Я рад вас приветствовать, и у меня вопрос к Константину: правда ли, что сейчас многие клипы российских исполнителей снимаются в Америке, а не в России, что это дешевле и более качественно – снимать клипы в Лос-Анджелесе или Нью-Йорке? И вопрос такой: вы сейчас в условиях кризиса о каких бюджетах готовы вести речь, вот, в вашем конкретном случае? Я знаю, что раньше цены зашкаливали за 50, 100, 120 тысяч за такой довольно примитивный клип. Вот что сейчас, с кризисом?

БИТОВ: Сергей, спасибо вам за звонок. Так, с места в карьер, мы так постепенно хотели подойти ко всем этим… Ну, по поводу денег – тут все-таки есть такое понятие как «коммерческая тайна», но тем не менее, хотите отвечайте, хотите – нет. А вот по поводу того, что снимают на западе, в частности, в Америке…

ЧЕРЕПКОВ: Да, сейчас много снимается в Штатах. Просто потому, что это удобнее.

БИТОВ: Удобнее в каком плане?

ЧЕРЕПКОВ: За это полугодие я не снял ещё ни одного видео в России, в основном стараюсь все снимать в Америке – в Лос-Анджелесе либо в Нью-Йорке. Если бюджет позволяет – я думаю, что для России можно говорить о цифрах порядка 65 -70 тысяч долларов – то уже есть рентабельность это делать в Америке. Там есть индустрия, а здесь индустрии нет в принципе как таковой. Я надеюсь, что она когда-нибудь появится в России, но в данный момент – нет. Там есть условия, и в принципе при таком бюджете гораздо эффективнее результат получается – там.

БИТОВ: А вот, кстати, это от исполнителя зависит желание снимать там или здесь, или же все-таки это режиссер, команда, съемочная группа?

ЧЕРЕПКОВ.: Да это обоюдное желание… а съемочная группа – она же практически вся наемная, как самостоятельная единица важен режиссер.

БИТОВ: Давайте, опять же, Костя, поясним, почему ты так профессионально об этом говоришь. Дело в том, что Константин некоторое время жил заграницей, работал в Норвегии, снимал, в частности, и для западных групп. Я знаю, что и Aqua, и Guano Apes отметились…

ЧЕРЕПКОВ: Ну, для Aqua я снимал ролик для их промо-тура, то есть это вряд ли относится к музыкальному видео, это носит больше характер рекламы. И снимал для Guano Apes, да. Это было отлично.

БИТОВ: Костя, вот, скажи, ты – человек, закончивший мединститут. Потом, значит, как-то пришел в эту профессию. Вот здесь у меня вопросов не возникает, потому что творческий человек – он творческий человек, и я считаю, что не обязательно для этого заканчивать школу. В конце концов, Пушкин не учился в литературном институте, от этого он не менее гениален, извини меня за такое сравнение. Но я почему заостряю на этом внимание: ты, в общем-то, человек неискушенный, не родившийся, в какой-то режиссерской или артистической семье, не крутившийся, не варившийся в этой кухне в студенческие годы. Потом вошел вот в этот мир шоу-бизнеса и клипмейкерства. И вот скажи, ты же начинал в середине 90-х, когда этот жанр у нас, скажем так, только возрождался. Сильно сейчас мы отстаем от тех стран, где клипами занимались ну очень давно, и снимают уже так профессионально, ну, как минимум, лет 30-40? В качестве технологий, может быть?

ЧЕРЕПКОВ: Да нет, в качестве технологий – по большому счету, они одинаковые во всем мире. Такие же технологии есть и в России, пленка и камеры те же. Отстает в целом индустрия. Это проблема не только шоу-бизнеса, не только кинобизнеса, это проблема общая страны.

БИТОВ: Вот, ты работал на Западе, снимаешь и у нас. Есть разница в подходе, в отношении к делу, например?

ЧЕРЕПКОВ: Конечно. На мой взгляд, разница в отношении к труду. У нас большая проблема культуры труда, можно сказать, что ее у нас нет.

БИТОВ: А почему тогда вернулся? Почему не стал там продолжать жить и работать?

ЧЕРЕПКОВ: Ну, потому что русский человек должен жить в России. На самом деле, я довольно-таки космополитичен в своей жизни, и мне сложно сказать, где конкретно я живу. Потому что я живу и в Питере, и в Москве, я живу и в Вене, я живу и в Нью-Йорке, я живу и в Лос-Анджелесе. То есть, в принципе та профессия, которую я выбрал – и все-таки я считаю, что это моя профессия, не дантист, не зубной врач, а именно режиссер музыкального видео, я считаю это полноценной профессией – позволяет мне передвигаться по миру.

БИТОВ: А, скажи, вот ты постигал вот эту профессию, я так понимаю, на практике, да?

ЧЕРЕПКОВ: Абсолютно.

БИТОВ: То есть, ты не заканчивал даже никаких курсов, там, или чего-либо?

ЧЕРЕПКОВ: Нет, к сожалению, к огромному сожалению.

БИТОВ: А тебе не хватает этих теоретических знаний? Ты часто наступаешь не грабли?

ЧЕРЕПКОВ: Сейчас уже нет. Когда я начинал, то есть, я начинал с ассистента режиссера, потом я продолжал вторым режиссером, и когда я вышел в самостоятельное, в сольное плавание, то, конечно, было жутко тяжело, просто жутко. Но повезло ещё, что это сольное плавание легло как раз на Норвегию, и именно на Европу – хотя Европу сложно отнести тоже к западной индустрии, она довольно-таки специфическая –  но легло именно вот на капиталистическую индустрию. И я сразу понял, что нужно работать, и что есть некая система. Поэтому проблема, наверное, того, о чем мы говорили – почему «так» у нас и почему «так» у них – проблема в отсутствии системы.

БИТОВ: А, скажи, Костя… Давай поговорим немножечко о своеобразности музыкального видео и о том, что это такое. Потому что, смотри, с одной стороны, музыкальное видео проще снимать, чем, например, ну, скажем так, фильмы большого формата.

ЧЕРЕПКОВ: Безусловно.

БИТОВ: А с другой стороны – далеко не каждый режиссер, ну, скажем так, большого кино способен снимать качественные, хорошие ролики рекламные или клипы. Вот, в чем особенность?

ЧЕРЕПКОВ: Особенность как раз в том, что есть профессия, есть профессия режиссер кино, есть профессия режиссер рекламы, есть профессия режиссер музыкального видео.

БИТОВ: У нас уже есть несколько вопросов от слушателей, давай озвучим.

МАРКОВА: Давай, вот, Брошкин все ещё к индустрии возвращается. «Одного не пойму, - пишет Брошкин, - музыкальное видео, в частности, клипы, существуют уже ни один десяток лет. Почему у нас такой, мягко говоря, низкий уровень?»

БИТОВ: Ну, я можно Брошкина немного перефразирую, потому что об отношении к работе и к делу мы уже отчасти рассказали. Вот, я лично последние годы не могу смотреть музыкальные каналы, где транслируют видео, потому что одно и то же, одно и то же. То есть, своеобразный формат, да? Вот, влияет на качество роликов и на то, в частности, как ты будешь снимать клип вот эта мейнстримовость, и вот эта популярность клипов одного жанра и непопулярность другого?

ЧЕРЕПКОВ: Ну, отчасти влияет, конечно, многое зависит от того человека, который снимает.

БИТОВ: Ну, хорошо, это ты со своей колокольни судишь, а вот если к вопросу Брошкина возвращаться, влияет ли это на уровень, на то, что не идет развитие некое?

ЧЕРЕПКОВ: Ну, развитие пойдет тогда, когда появится определенное сознание у общества. То есть, это просто никому не нужно. Кому нужно развитие? Зрителю нужно развитие? Ну, если бы зрителю нужно было развитие, значит, рейтинги музыкальных каналов были бы гораздо ниже, чем они есть сейчас. То есть, зритель бы не смотрел просто эти музыкальные каналы.

МАРКОВА: А может быть, стоит все-таки попробовать, ведь есть же такое высказывание, что, там, журналистика, четвертая власть, и, в общем-то, то, что аудитории дают, чем её кормят, то она, собственно, и поедает. Может быть немножко попробовать подвигаться?

ЧЕРЕПКОВ: Отчасти. Опять же, есть сознание каждого человека. То есть, мне сложно представить самого себя, чтобы я как-то распределял: вот этому артисту я сниму получше, этому сниму похуже, здесь денег меньше заплатили, соответственно, я вот тут недоделаю. Нет, абсолютно, все зависит от нас самих, просто на самом деле проблема вот этой форматности, неформатности, качества производства – она зависит только от самого человека, который делает это. То есть от режиссера музыкального видео. Проблема есть одна, у нас принято, в нашем российском обществе считать, что музыкальное видео – это некий промежуток, некий старт для кино, для чего-то прекрасного.

БИТОВ: Переходный такой этап, да?

ЧЕРЕПКОВ: Да, а это абсолютно не так.Кстати, я летел тут в самолете недавно и прочитал замечательное изречение вашего коллеги Сергея Стиллавина. Он сказал: «То, чем я занимаюсь – это профессия, я не считаю себя случайным человеком в этой профессии». Вот, я не считаю себя случайным человеком в этой профессии, то есть, я в эту профессия пришел, и пока уходить из неё не собираюсь. То есть, я не расцениваю ее так, что это пружина, трамплин, и я дальше прыгну и пойду в кино – абсолютно нет.

МАРКОВА: А вот, кстати, возвращаясь к разговору о формате, из Москвы пришло сообщение, без подписи, к сожалению. «Все ли ваши клипы попадают в ротацию на музыкальные каналы?».

ЧЕРЕПКОВ: Мои – да. Абсолютно все мои клипы попадают в ротацию на центральные музыкальные каналы.

БИТОВ: С такой гордостью, да?

ЧЕРЕПКОВ: Да, на самом деле, гордость состоит в том, что я к этому шел, и были времена, когда я снимал, извините, «в стол», и мечтал о том, чтобы мои видео видели. Потому что для режиссера, для сознательного человека, для нормального, абсолютно не важно количество заработанных бумаг, нет, для него важно, чтобы был результат.

БИТОВ: Ну, это нормально.

ЧЕРЕПКОВ: Чтобы ты просто вечером выйдя из душа, случайно увидел свое видео на экране – это наивысшее наслаждение.

БИТОВ: Это нормально, я считаю, для любого творца это нормально. Человек, который пишет «в стол», или рисует, или снимает «в стол» и гордится этим – я считаю, что это некая патология. Галина Викторовна спрашивает: «Константин, когда вы решаете взяться за съемки видеоклипа, а у певца или певицы нет ни слуха ни голоса, для вас решающее значение имеют деньги, или что-то другое?». Галина Викторовна почему-то уверена, что ты все равно снимаешь.

ЧЕРЕПКОВ: Ну, конечно, бывает, не отказываюсь. Но присылается много музыкального материала, который я игнорирую, на самом деле. И последнее время даже стараюсь не встречаться с людьми, которые его прислыают…

БИТОВ: Ну вот извини, я тебя перебью. В одном из интервью я прочитал, что ты говоришь, что тебя должна «зацепить» песня, «зацепить» артист, иначе ты снимать не будешь.

ЧЕРЕПКОВ: Абсолютно.

БИТОВ: Даже независимо от того, есть талант, нет таланта, голоса, слуха, да? Главное, чтобы «зацепило» тебя?

ЧЕРЕПКОВ: Если я буду разбирать своих больных, которые ко мне приходят: вот этого я не хочу лечить –  он некрасивый, этим не хочу заниматься – у него перхоть… Ко мне приходят с проблемой – я должен эту проблему решить, я её решаю. Но, слава богу, появляется возможность кому-то отказывать. Но за хорошие деньги снимаю.

МАРКОВА: То есть, если я выиграю миллион, у меня будет шанс, да, придти? О, у меня скидка!

ЧЕРЕПКОВ: Гораздо меньше.

БИТОВ: Ну, тебе же Костя уже сказал средние цены. Кстати, они в связи с кризисом повысились, понизились или остались?

ЧЕРЕПКОВ: Я думаю, что нет. Они остались прежними, но стало немножко легче работать.

БИТОВ: А из-за чего?

ЧЕРЕПКОВ: Аппетиты съемочных групп уменьшились, и появился порядок, появилась конкуренция.

МАРКОВА: Наконец-то.

ЧЕРЕПКОВ: Это моя мечта – чтобы была конкуренция, мощная, плотная, серьезная конкуренция во всем – начиная от режиссеров, заканчивая съемочными группами, операторами… Потому что сейчас её все-таки нет в полной мере, мне кажется.

БИТОВ: Сильвия Фонтана, вернусь к вопросу от нашей слушательницы, пишет: «Если я правильно поняла, вам ментальность русского мешает снимать для европейского зрителя, и контракты вы находите в России, а делаете их на западе?».

ЧЕРЕПКОВ: Абсолютно по-разному. В том числе, я снимаю и для неизвестных пока западных исполнителей. Но как показала моя практика с теми же Guano Apes, эта группа была никому неизвестной, из соседнего гаража, но стала известна на весь мир. Ментальность моя – режиссер, то есть она не имеет границ ни русских, ни американских, ни европейских. Поэтому если есть предложение от западного артиста, от его продюсера, то, конечно, снимаю. Тем более если гвоорить об Америке – это огромная страна, где много народу и много народностей, и там как раз вот барьер ментальности не мешает, он, наоборот, помогает. Потому что у тебя другое мышление, ты видишь по-другому, и американскому обществу это интересно. Так есть постоянное развитие.

БИТОВ: Костя, давай вернемся к теме, которую мы затронули. Все-таки, на твой взгляд, какими качествами должен обладать режиссер, который снимает музыкальное видео?

ЧЕРЕПКОВ: Определенный принцип в работе, ну и все-таки, железные нервы, мне кажется.

БИТОВ: Ну, это, мне кажется, для любого режиссера важно, а вот пресловутое, там, знаешь, клиповое мышление современное, какие-то знания современных технологий, компьютерной графики и так далее. Это важно?

ЧЕРЕПКОВ: Если человек в профессии – то, безусловно, важно. Важно развитие, потому что институт – это не панацея. То есть, окончив институт, ты выходишь абсолютно «голый» в любом случае, и все, что ты набираешь – ты набираешь на практике. Ты набираешь в том, что ты смотришь, ты набираешь в том, что ты слушаешь, видишь…

БИТОВ: А вот скажи, любому, мне кажется, творцу, любому режиссеру хочется что-то такое совершить, какое-то сказать новое слово в том жанре, в котором он снимает. Все-таки, бывают такие вещи у других режиссеров или у тебя, которые вдруг – бах – взорвали мир музыкального видео. Как часто совершаются эти открытия?

ЧЕРЕПКОВ: Ну, они существует, когда есть из чего это делать, когда есть некая субстанция, из которой можно кого-то родить. Я всегда готов делать что-то новое, но должен быть определенный возбудитель твоего ума, который даст тебе определенную почву. Поэтому много зависти от артиста, много зависит от того материала, который приносят. Ну, и в любом случае, каждое свое видео хочется считать – боже, да это же гениально! Хотя у меня, к сожалению, пока другая точка зрения на свои работы, я довольно-таки критично к ним отношусь и не даю себе расслабиться.

БИТОВ: Костя, развивая эту тему, все-таки, открытий или каких-то новых этапов. Вот, для тебя есть такой человек, на которого ты ровняешься?

ЧЕРЕПКОВ: Кумир?

БИТОВ: Да, кумир, скажем так. В музыкальном видео.

ЧЕРЕПКОВ: Нет. В музыкальном видео, наверное, все-таки, нет кумиров на данном этапе. Когда-то я заглядывался и засматривался на многих людей, но на данный момент, наверное, уже нет. Но, тем не менее, я постоянно штудирую, изучаю творчество абсолютно всех клипмейкеров.

БИТОВ: А вот скажи, как часто появляются какие-то новые вещи? Я поясню, что я имею в виду: очень грубый пример, но, вот, допустим, в свое время, в начале 90-х, кинематограф просто взорвал второй «Терминатор» из-за использования новой технологии, когда вот этот жидкий чувак появился. Это было действительно новое слово, и хотя компьютерная графика уже существовала, и какие-то вещи уже делались, но это вот было что-то «ах!». Потом прошло, наверно, лет 10, и точно также, взорвали братья Вачовски со своей «Матрицей». Опять же. Что-то новое, вот…

ЧЕРЕПКОВ: Это борьба технологий.

БИТОВ: Борьба технологий, совершенно верно. В музыкальном видео такое случается? И как часто?

ЧЕРЕПКОВ: На сегодняшний день, я думаю, что борьбы технологий как таковых нет, потому что в музыкальном видео технологии – они гораздо доступнее, чем в кино, так как хронометраж материала меньше, монтаж более динамичный, поэтому ты можешь себе позволить и не столь дорогие приемы, но зритель будет думать, что это настолько же дорого. Сейчас есть такое понятие, как true, «правда». Вот, если ты снимаешь true – то в принципе ты со всеми технологиями борешься.

БИТОВ: А что значит true в музыкальном видео? Честность?

ЧЕРЕПКОВ: Да, определенная честность. Потому что, все-таки, мы живем в период великого маркетинга, в период абсолютного мейнстрима, и отсутствия чего-либо авторского, и как только ты делаешь что-то авторское, как только ты делаешь что-то с душой, это уже получается wow.

МАРКОВА: А у нас просто есть вопрос от Сильвии Фотнаты ещё на форуме: «Константин, как вы видите клип с Димой Биланом в будущем?», спрашивает.

БИТОВ: Я сразу должен пояснить, она – фанатка Димы Билана, наша слушательница, но тем не менее...

ЧЕРЕПКОВ: Замечательно я вижу. С топовыми артистами в любом случае интересно работать, потому что они профессионалы. К тому же, есть такая проблема – когда ты приедаешься артисту, артист приедается тебе… Это я могу констатировать абсолютно авторитетно, потому что со многими артистами я делал не по одной видеоработе – это и Тимати, это и Сергей Зверев, и много, много других. Всегда интересно делать что-то с новыми артистами, потому что это дает развитие как тебе, так и артисту. Вот это как раз та субстанция, из которой все получается. Иначе происходит застой.

БИТОВ: А вот смотри, существует такая дилемма, именно опять же, в специфике твоей работы, когда музыкальный материал настолько силен – не слаб, а силен – что его можно задавить видео. Как не перейти эту границу?

ЧЕРЕПКОВ: Если сильный материал, то самое простое – снять очень стандартное видео, и главное – очень простое, на мой взгляд. В моей практике так обычно бывало, потому что когда на сильный материал ты что-то перемудрил – получается очень нехорошо.

БИТОВ: Это такой рецепт на все случаи жизни? То есть, правильно я понял, что если сильно навороченное видео – значит…

МАРКОВА:…слабенькая песенка.

ЧЕРЕПКОВ: Мне сложно оценивать музыкальный материал, наверное, вам как зрителям и слушателям, это делать проще.

БИТОВ: Ну, вот смотри, но с другой стороны, здесь есть опасность, знаешь, свалиться в другую крайность. Уж чего проще, взять запись видео концертного выступления артиста, смонтировать его более-менее так, чтобы воспринималось это нормально.. И все, клип готов.

ЧЕРЕПКОВ: Нет, на самом деле, заблуждение полное. Потому что снять концертное выступление артиста может далеко не каждый режиссер, ни клиповый, ни кинорежиссер. Это тоже определенное искусство, на мой взгляд, поэтому, снять хорошо выступление и хорошо его смонтировать, это будет реально очень круто.

БИТОВ: Ну а скажи, не называя имен, вот, артисты, с которыми тебе приходилось работать, капризничают?

ЧЕРЕПКОВ: Со мной – нет.

БИТОВ: А вообще бывает такое, что выдвигают свои условия, требования, видение – нет. Вот будем снимать вот так, давят?

МАРКОВА: Да, и как с этим бороться?

ЧЕРЕПКОВ: Ну, безусловно, каждый артист – он в любом случае лидер, если он выбился куда-то и кем-то стал. Скажем так, не давят, но пытаются…

БИТОВ: Ну, а на твой взгляд, все-таки, идеальная работа получается, когда артист доверяет тебе?

К.Ч.: Ко мне, в основном, приходят те артисты, которые понимают меня. То есть, если человек ко мне пришел, он сделал это не случайно, а осознанно. Те люди, грубо говоря, «силиконовые проекты», которые просят меня снять видео и потом выдвигают какие-то свои жесткие требования или устраивают истерики, в итоге, как показывает практика, ничего хорошего не получают. То есть, если человек пришел ко мне, то он должен свято верить, что я – лучший. Только тогда в моем случае получается абсолютно хорошо. Поэтому – нет, мне истерик не закатывает никто, и многие говорят, что, ой, мы слышали, тот очень такой истеричный артист, тот истеричный… Нет, мне комфортно, причем абсолютно искренне со многими работается, практически со всеми, с кем я сотрудничал.

БИТОВ: У нас в гостях был человек, который комфортно себя ощущает в своей профессии, комфортно работает с артистами, с которыми ему приходилось работать, - Константин Черепков, молодой, но уже состоявшийся клипмейкер. Удачи тебе, Костя, и новых творческих побед, и, может быть, ещё встретимся в прямом эфире, если ты согласишься.

МАРКОВА: Я думала, ты сейчас будешь напрашиваться на съемочную площадку в качестве главного героя.

БИТОВ: Это – вне эфира.

ЧЕРЕПКОВ: Мы это уже обсудили.

БИТОВ: Я сначала напишу песенку какую-нибудь, а потом…

МАРКОВА: Хорошо, договорились. Спасибо, Костя, что пришел.

ЧЕРЕПКОВ: Спасибо.

Новость